?

Log in

Желтый фон и лицо Михаила Прохорова на гигантских плакатах по всей стране. Цвета — желтый, черный и белый: «Сила в правде». Что рекламирует этот бесспорно очень успешный человек? Какова правда?


Правда, что олигарх возглавил политическую партию. Правда, что всю весну ходили слухи, что Кремль собирается реанимировать правый проект и что в обществе есть необходимость в достойном представлении и этого направления политической мысли.


Говорили о поисках кандидатур. Назывались Кудрин, Шувалов, Дворкович — рассматривались варианты, при которых после выборов лидер правых мог бы возглавить и новое правительство. Ход мысли был понятен. Правые в России ассоциируются с молодыми прогрессивными экономистами и предпринимателями, сторонниками уменьшения роли государства в экономике, борцами за понижение налогов, защитниками частного предпринимательства.


Нашли Прохорова. Судя по всему, в роли скаута выступил Юмашев, а после ряда консультаций в Кремле миру был представлен новый кандидат на роль спасителя правой идеологии. Бесспорно успешный, очевидно понятный, умеющий дружить олигарх.


Я едва знаком с Михаилом Прохоровым. Шапочно. Но у нас есть общие друзья. Близкие. Замечательные люди. И они отзывались о Прохорове всегда в превосходной степени. Есть у меня и собственные наблюдения. Никому не собираюсь их навязывать, но у меня фигура олигарха вызывала скорее отторжение. И куршевельские будни, и гульки на «Авроре», и, конечно, в первую очередь лихой залоговый аукцион по «Норникелю».


А теперь Прохоров стал политиком, правым политиком. И к нему необходимо относиться уже иначе, рассматривать его поступки через идеологическую призму.


Прохоров не враг власти и никогда им не был. И даже не оппонент. Скорее, наоборот. Президент Медведев всячески поддержал первые шаги Прохорова, во многом авансом принимая его уже как лидера политической партии. Это связано и с симпатиями президента к правой идеологии, о которых он не раз заявлял. Да и премьер Путин прокатился на ё-мобиле, продемонстрировав как всю силу лоббистских возможностей нового лидера правых, так и благосклонное отношение лично к Прохорову.


Как вброс про вхождение в еврозону и переход на евро не тянут на экономическую программу, так и заявления о готовности стать премьером не обозначают критику Путина. Всем ясно, что председатель правительства предлагается президентом, а тандем еще не определился. Так что еще не ясно, кто будет предлагать.


Меня насторожили первые шаги. Особенно съезд. Восхищение новым вождем и наделение его практически диктаторскими полномочиями. Отсутствие программы и идеологии, но громкие заявления о прохождении в Думу, появление большого количества личных друзей Прохорова на съезде и полное молчание тех, кто на протяжении долгих лет был иконой правых, — Чубайса с сотоварищами. Молчание только Чубайса уже говорит о многом. При этом ни слова о команде Прохорова, о списке, о программе. Партия превратилась в кружок любителей Михаила.


Все, кто не разделил восхищения, были изгнаны (яркий пример — судьба питерского отделения), — лакмусовая бумажка истинного отношения Прохорова к внутрипартийной дискуссии. Истеричные крики помощников Прохорова: сейчас не то время, надо все собрать в кулак, пройти в Думу, а потом разберемся.


Шум в прессе — постоянные интервью, но все очень тепличные. По стилю напоминающие подготовленные бизнес-пиарщиками: без острых вопросов, без обсуждений, без конфликтов. Прочитал вопрос — прочитал ответ. Кружок совместного умиления.


Понимаю, издержки прошлого опыта — ждал шагов. Вдруг вброс в прессу, что в регионах активно идет вербовка в ряды «правых» региональных олигархов, что ряд крупнейших российских предпринимателей готовы войти в первую тройку.


Для меня это был знак, что регионы увидели, а олигархи знали о наличии у Прохорова административного ресурса. Эти люди не любят рисковать. Сказал же Прохоров: вторая партия власти — пройдем в Думу, значит, в Кремле договорился.


Я все ждал когда проявятся правые взгляды Михаила, когда будет сформулирована программа, а главное, какие люди пойдут за ним, кого он привлечет?


Все шаги понятны и читаемы: есть задача войти в Думу. Но времени мало. Есть команда, с которой работал в бизнесе, и друзья — им и дается поручение. А они, как могут, пытаются его исполнить, тем более что финансирование открыто.


Только вот команду надо контролировать, иначе возникают проблемы. Надеждин вдруг заявляет, что к нему все время ходят и просятся в партию крепкие бритоголовые парни с националистическими взглядами. Прохоров тут же дает очень резкий ответ, вплоть до возможного исключения самого Бориса, несмотря на его демонстративное обожание нового лидера. Только в чем было недовольство Надеждиным? Заигрыванием с националистами или тем, что заявил об этом поперек батьки?


Новость о том, что одним из новых «правых» станет Евгений Ройзман, расставила все точки над «i». Очевидно, что г-н Ройзман крайне далек от либеральной идеологии (о чем он сам и говорил) и очень близок к националистической — весь его предыдущий политический опыт, который оказался заслонен «Городом без наркотиков», об этом и свидетельствует, да и в партиях он уже был — в «Справедливой России».


Логика Любимова, предложившего Ройзмана, понятна — на раскрученной теме Сагры и борьбы с наркотиками взять узнаваемого персонажа и получить поддержку избирателей. Вот только каких? Приведу начало одного из постов в ЖЖ Ройзмана: «Озверевшие ишаки. Знали, что возле „Космоса“ какие-то нерусские...» Националистические нотки у Ройзмана звучат постоянно.


Кстати, название ЖЖ Ройзмана — «Сила в правде».


От Ройзмана до заигрываний с фанатскими футбольными организациями уже недолго. А что? Тоже избирательный ресурс. Популярные люди в регионах и уже существующие объединения граждан, которые можно привлечь на свою сторону, — вот и быстрый рост узнаваемости движения и расширение электоральной базы. Очень технологично. Только при чем здесь либеральная идеология и либеральный избиратель? Такие шаги, по сути, переворачивают правую партию в объединение националистов. Вряд ли заигрывание с крепкими бритоголовыми парнями с недобрым экстремистским блеском в глазах понравятся правому электорату. Хотя, судя по всему, новая команда «Правого дела» не особенно верит в его потенциал. Отсюда и такие странные метания.


А сам Прохоров понимает, куда его ведет избирательный штаб? Должен понимать. Ведь он не мог не видеть свои билборды? А в цитируемом фильме самая популярная фраза другая: «Не брат я тебе...» И все вместе выстраивается в стройную и логичную цепочку.


«Союз Михаила Архангела»? Цвета совпадают, имя тоже, националистические заигрывания присутствуют. Прохоров становится Пуришкевичем наших дней? И ведь как все складно получилось — те тоже были «правыми», только «ультраправыми».


Понимаю, что Прохоров не антисемит, и сам он много раз заявлял о своем отношении к национальному вопросу. Но вот дела его команды расходятся с заявлениями лидера.


Верю, что Прохоров замечательный спортсмен, финансист, предприниматель, друг, вот только он НЕ «ПРАВЫЙ» и пока совсем не политик.


А из партии «Правое дело» получилось аморфное образование, объединяемое уже не идеологией, а личными финансами Прохорова и желанием вновь приходящих получить депутатские мандаты. Так что правая ниша оказалась опять пуста. А надежды, в том числе и президентские, обмануты.

Владимир Соловьев
Оригинал с МК тут.

На ком шапка горит

Вчера на сайте Следственного комитета, в рубрике – обратите внимание – «ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ» – опубликовано сообщение:
«О ходе расследования уголовного дела о неисполнении требований по обеспечению транспортной безопасности в аэропорту Домодедово».

Сообщение анонимное. Прочитал три раза. Много думал. В первую очередь – о деградации правоохранительных органов. Работа подменяется пиаром, причем неуклюжим, третьесортным, с примитивными подтасовками. Старый приём: если нет результата – то начинают рассказывать, как сильно устали, и какие все кругом неприятные люди.

По моим наблюдениям, такие, в кавычках, «главные новости» публикуются Следственным комитетом в основном по наиболее бесславным делам. Помню, по делу Сторчака такие же, с позволения сказать, «главные новости» публиковались по три раза в месяц. А независимые наблюдатели тогда говорили, что дело имело явные признаки заказного. И чем оно закончилось, помните?

Я работаю журналистом и чуть-чуть понимаю, что такое «новости». Что такое «ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ» - я тем более понимаю. Разочарую вас: если информация исходит из Главного следственного управления – это еще не повод считать её главной новостью. В данном случае, конечно, новостей никаких нет.
Все события, о которых идёт речь в сообщении Следственного комитета, произошли недели и месяцы назад. Почему же именно сейчас Следственный комитет разразился «ГЛАВНЫМИ НОВОСТЯМИ»? Давайте разберемся.

На прошлой неделе я в эфире немного рассказал как раз про это дело о транспортной безопасности.
Выводы у меня получились НЕоригинальные и НЕутешительные.

Во-первых. Активизация со стороны Следственного комитета странным образом совпала с моментом, когда конкретные олигархические персонажи проявили интерес к поглощению аэропорта. Я определил это как «предпродажную подготовку» в современном российском варианте.

Во-вторых. Силовики под вывеской борьбы за транспортную безопасность решают совсем другие задачи. Это, к сожалению, означает, что транспортная безопасность, как сирота, остается без присмотра. Со всеми вытекающими последствиями в виде множества трупов.
В подтверждение я сослался на документы, из которых следовало, что при обысках ищут какие-то совсем другие вещи, не связанные с транспортной безопасностью.

Предполагаю, что после моего эфира кто-то забеспокоился в Следственном комитете.
а тут еще 19 июля пресс-конференцию дал Дмитрий Каменщик. Уверенно, умно и с чувством собственного достоинства.
Видимо, поле этого беспокойство в Следственном комитете выросло настолько, что там решили оправдаться за происходящее в Домодедово. Получилось плохо.

Вначале публикации перечислены фамилии восьми подозреваемых. На этом правда заканчивается.
Дальше начинается кривда. Повторяю по буквам: ВРАНЬЁ.
Если в Следственном комитете раздел «ГЛАВНЫХ НОВОСТЕЙ» ведут офицеры или просто люди, готовые отвечать за свои слова. Обращаюсь к вам: господа, подайте на меня в суд.

Например.
Цитирую: «На вопрос следователя назвать реальных собственников данной иностранной компании и аэропорта «Домодедово» Каменщик отвечать отказался, сославшись на ст. 51 Конституции».
То есть, рисуется картина запирательства и противодействия следствию.

Смотрим, как было дело в действительности. Вот у меня копия протокола допроса Каменщика.
Вопрос следователя: кто является собственником аэропорта «Домодедово»?
Ответ Каменщика: «Аэропорт – это множество объектов, их сотни. У разных объектов разные собственники, в том числе Российская Федерация и муниципалитет». На мой взгляд, корректно.
Никто не вспоминал 51-ю статью и никто не отказывался отвечать.

Еще цитата с сайта Следственного комитета:
«Заявления Каменщика о том, что обыски и выемки документов были обусловлены якобы попыткой возможного рейдерского захвата, не соответствуют действительности».

А вот что на самом деле. Стенограмма пресс-конференции Каменщика.
«Мы надеемся, что обыски были, скорее всего, связаны с расследованием теракта".
Вполне политкорректно. Так с чего ради Следственный комитет сам вдруг заговорил про рейдерство?
Или это такая оговорочка?
Есть русская пословица: на воре шапка горит.

У меня, как нарочно, есть еще письмо, где заместитель господина Бастрыкина сообщает одному депутату: «нет, мол, данное дело не нацелено на передел собственности». С чего бы это? Тоже оговорочка?

Следующая цитата из Главных новостей Следственного комитета. В ходе обыска, мол, «изымались только документы, имеющие отношение к обеспечению транспортной безопасности аэропорта «Домодедово» и установлению его реальных собственников, а никаких иных документов и предметов не изымалось».

Позвольте не согласиться.
У меня есть протоколы обыска. Чего там только не изъято. Например: зачем искали нелицензионный софт? Это про транспортную безопасность или про собственников? Или это поиск лёгких поводов для возбуждения новых уголовных дел?
Да даже просто список предприятий, на которых был обыск: АэроОтель, Грузовой терминал и т.д. – понятно, что там транспортная безопасность вообще ни при чем, можно искать только поводы для новых уголовных дел.

Да. Какое следствие – такие и новости.

***
Я знаю, что в Следственный комитет проводится ежегодный конкурс на лучшее освещение его деятельности в СМИ.
Я, пожалуй, приму участие.
Потому что я намерен очень стараться освещать деятельность Следственного комитета, в ней крайне много интересного.

Владимир Соловьев
В Краснодаре прошли консультации экологов по поручению президента России Дмитрия Медведева. Как прошли консультации? Была ли услышана позиция экологов? Это и многое другое Владимир Соловьев и Анна Шафран обсудили со слушателями и экспертами "Вестей ФМ" в программе "Утро с Владимиром Соловьевым. Полный контакт".

Соловьев: Накануне я был в Краснодаре, где состоялись консультации между экологами-общественниками, экологами-профессионалами, бизнесом, представителями края. Это было сделано по решению администрации президента. И меня попросил Аркадий Владимирович Дворкович приехать и сделать так, чтобы позиция экологов была услышана. Накануне Сурен Газарян написал в блоге пост, который начинался с фразы о том, как Соловьев не давал ему бороться против терминалов, исходя из чего у людей возникло ощущение, что я защищал терминалы. Господин Газарян ставил задачу сорвать проведение мероприятия. Когда услышал вой сирены и биение тела о стекло, вышел, чтобы понять, что происходит, и увидел, как человек, который кричал "пустите меня немедленно на слушания", бросался на охрану с включенной сиреной-мигалкой. Рядом с ним была камера. И тогда я спросил: чем могу помочь? Дальше завязался диалог, который он в высшей степени не точно передает. Мало этого, я спросил людей, которые снимали: а вы можете гарантировать, что все, что вы записываете, войдет в эфир? Они сказали: да. Естественно, обманули. Консультации снимались полностью, они будут выложены на сайте. Но главное, я хочу поговорить с людьми, которые присутствовали, которые являются однопартийцами господина Газаряна и могут объективно сказать, что было. И мы дозвонились до Евгения Витишко, руководителя партии "Яблоко", который является противником терминала и который очень активно занимается экологическими проблемами. Евгений, доброе утро.

Ветишко: Здравствуйте, Володя.

Соловьев: Евгений, можно меня обвинить в том, что я пытался защитить терминал, бизнес или не дал возможности экологам высказать свою точку зрения?

Ветишко: Володь, я считаю, что вы нам существенно помогли. По крайней мере, сравняли шансы и сделали так, что наша позиция была услышана. Судя по повестки консультации, которая первоначально планировалась, наших мнений не планировалось вообще слушать. А получилось так, что вы начали, предоставив слово мне, и пошло все по порядку. И я считаю, что в данном случае вы нам помогли. Спасибо большое.

Соловьев: Спасибо. То есть нельзя обвинить меня в том, что я сторонник терминалов?

Ветишко: Абсолютно нет. Я так не думаю.

Соловьев: А господин Газарян с вами обсуждал свой блог и его "священную войну" против меня?

Ветишко: Не обсуждал. Я тоже читал этот блог - "Соловьиные трели на Кубани" - это своеобразная такая позиция Сурена. Он член совета "Экологической вахты", и я являюсь его однопартийцем. У Сурика всегда был свой, достаточно радикальный, взгляд на вещи. И поэтому ждать здесь какой-то его более мягкой позиции я не планировал.

Соловьев: Так, теперь еще послушаем...

Шафран: Елизавету Петровну Торговкину, руководителя организации "Чистый город". Более семи лет занимается экологией.

Соловьев: Здравствуйте. Так как я с большим интересом вчера вечером прочитал, что, оказывается, я наймит терминалов и защищал их от господина Газаряна, которого Вы видели, не могли бы Вы рассказать объективно, как было, что было? Вот Вы как человек много лет занимающийся экологическим движением, какое у Вас ощущение от вчерашних экологических консультаций?

Read more...Collapse )

ООО силовики?

Вроде бы обнадёживающие события происходят в последнее время.

Президентский совет по правам человека публикует смелый доклад по делу Магнитского.

Верховный суд начинает пересмотр дела финансиста Алексея Козлова, благодаря самоотверженности его супруги, журналистки Ольги Романовой.

По инициативе Президента готовится амнистия для бизнесменов, по экономическим статьям Уголовного кодекса.

Некоторые одиозные персонажи из МВД отправляются в отставку.

 

Хотелось бы думать, что это те самые долгожданные перемены.

Хотелось бы надеяться, что мы поворачиваемся к разумному, цивилизованному укладу жизни.

 

Но, как мы знаем, оптимист – это плохо информированный пессимист.

Кто-то радуется, что люди, возможно, выйдут на свободу, а кто-то понимает, что места в тюрьме освобождаются для новых бизнесменов. У сидящих-то всё равно бизнес уже отняли, их можно и выпустить.

 

Я попробовал разобраться в недавних событиях в Домодедово.

В январе, сразу после теракта, возбуждены 2 уголовных дела: одно – по статье «Терроризм», второе – по неисполнению требований транспортной безопасности самим аэропортом и линейным отделом милиции.

 

Как расследуется дело по теракту, информации мало. Руководит следствием опытный следователь Зигмунд Ложис. Достоверно известно, что выдвигалась коммерческая версия взрыва: как если бы целью взрыва была дискредитация аэропорта и его рейдерский захват или, мягко говоря, поглощение.

 

Уголовным делом по транспортной безопасности в ГСУ Следственного комитета занимается большая следственная группа, больше 20 человек. Они работают уже почти полгода. Наказание по этой статье серьёзное: до 7 лет лишения свободы.

 

И вот какие выясняются странные детали.

 

Очень скоро после начала следствия сама транспортная безопасность следователей перестала интересовать. В лучшем случае осталась в качестве ширмы. На первый план вышли совсем другие вопросы.

 

Например, 15 марта следователь товарищ Кутовой, лейтенант юстиции, допрашивает свидетеля и проговаривается: мол, «надо, чтобы аэропорт был государственным, как в Шереметьево».

6 апреля допрос ведет следователь Данилевский. Ни словом не вспоминает про транспортную безопасность, но зато очень живо интересуется: кому принадлежит земля? кому принадлежат здания? где хранятся правоустанавливающие документы на недвижимость?

Июнь. Новые допросы. Та же картина. НИ СЛОВА про транспортную или какую-то еще безопасность. Вопросы одни и те же: кто хозяин, чьё имущество.

 

30 июня проходят обыски сразу на 6-ти предприятиях аэропорта. Обыски продолжаются непрерывно более суток, в том числе ночью.

Задействованы одновременно 56 (!) офицеров ФСБ, МВД и Следственного комитета,

плюс силовая поддержка: отряд Спецназа, более 30 боевых полицейских, вооруженных так, что только порадоваться за нашу полицию.

 

И что же искали?

Ко мне попал самобытный документ – «ориентировка на обыск», с грифом «ксерить не давать». Не шучу, это лексика оригинала.

Это инструкция следователям от их руководства, что надо искать.

Следствие интересуют: флэшки, жёсткие диски, ключи для управления расчетным счетом. Архив переписки в Скайпе и ICQ. Пароли для входа в сеть. Записные книжки, визитницы. Номера мобильных телефонов. Печати организаций.

 

Секундочку, а где тут хоть НАМЁК на транспортную безопасность?

Помните, у нас есть уже очень известная история, когда при обыске изъяли печати, а потом вдруг оказалась, что фирма сменила своего владельца.

История называется «Дело Магнитского».

И сколько еще таких же историй, но пока неизвестных?

 

Уважаемому Зигмунду Ложису, если он действительно хочет найти лиц, заинтересованных в захвате или поглощении аэропорта, не нужно далеко ходить, а просто бы выйти из своего кабинета, пройти немного по коридору и расспросить, например, своего коллегу Смирнова Владимира Геннадьевича, руководителя следственной группы по делу о транспортной безопасности.

Что это его подчиненные так интересуются собственниками аэропорта – вместо того, чтобы интересоваться вопросами транспортной безопасности?

 

Предвижу. Сейчас мне со значительностью ответят: ты что, не понимаешь? – это же ПРЕЗИДЕНТ ПОРУЧИЛ найти собственников аэропорта Домодедово.

 

Только не надо на зеркало пенять.

По документам, которыми я располагаю, прослеживается вполне четкая последовательность:

Момент, когда следователи Следственного комитета вдруг забыли про транспортную безопасность и начали искать собственника аэропорта,

в точности совпал с моментом, когда через СМИ обозначились те самые «лица, заинтересованные в поглощении» аэропорта. Хорошо известные персоны. Которые до этого уже много чего поглотили.

 

То есть аэропорту послали недвусмысленный сигнал.

Когда этот сигнал не был принят, пришёл обыск со спецназом. Это, так сказать, следующий сигнал, более громкий. Чего ждать дальше?

 

Да, происходящее печально. Да, такие грубые истории уже никого не удивляют, все привыкли.

Но еще более печально другое.

Большая группа государственных людей, с огромными полномочиями, обещает нам, что будет заниматься нашей с вами транспортной безопасностью. А занимается чем-то совсем другим. Например, бизнес-конфликтами или отъемом собственности.

А в это время та самая транспортная безопасность остается без присмотра. И – падают самолеты, тонут теплоходы. Это же все взаимосвязано, разве трудно понять?

 

Если те 56 офицеров, которые пришли на обыск, найдут вожделенную Печать Организации – что, террористы перестанут замышлять новые злодейства? Раскаются и выйдут с поднятыми руками? «Ааа, у вас теперь есть Печать Организации – всё, наша карта бита»…

 

Если те 56 офицеров плюс 34 спецназовца найдут при обыске ФЛЭШКУ, сто флэшек, ТЫСЯЧУ флэшек – что, теплоходы перестанут тонуть? Или погибшие от чужого разгильдяйства люди, которых безумно жалко, оживут?

 

Претензия у меня к господам из Следственного комитета, из ФСБ, из прокуратуры, из МВД. Если вправду собираетесь заниматься нашей безопасностью – почёт вам и благодарность. Если же это только ширма, за которой удобно делать свой маленький и не маленький силовой бизнес – не вводите в заблуждение. Называйте вещи своими именами. Предупредите, что вам не до нас. А то цена заблуждения получается очень высокая.

Владимир Соловьев


Начни с себя...

 «Я сын трудового народа.

Отец мой родной – прокурор.

Он судит людей беззащитных,

Не зная, что сын его – вор».

 

По закону о прокуратуре срок полномочий Генпрокурора 5 лет. Его кандидатуру вносит Президент, а утверждает Совет Федерации.

Нынешний генпрокурор Юрий Чайка был назначен 23 июня 2006 года, значит в такой же день в нынешнем году его полномочия заканчиваются.

 

21 мая Юрию Яковлевичу Чайке исполняется 60 лет. До недавнего времени это был предельный возраст службы в прокуратуре.

Но полтора года назад закон специально «под Чайку» поменяли, предельный возраст службы увеличили до 65 лет.

То есть очевидно, что Юрий Яковлевич очень серьёзно готовился, чтобы остаться Генеральным прокурором еще на 5 лет.

 

Тут – совсем некстати для Чайки – вскрылся скандал с крышеванием игорного бизнеса, в котором стало мелькать имя его сына Артёма.

 

Read more...Collapse )

Причём прокуратура, на мой взгляд, в этой ситуации вела себя просто неприлично: были довольно грубые попытки на самом высоком уровне «замять» дела.

Виктор Яковлевич Гринь – заместитель Генпрокурора – методично, раз за разом закрывал все дела по взяткам в отношении подмосковных прокуроров.

Как вы думаете, это он сам так решил? Исходя из собственного прокурорского правосознания и под свою ответственность? Или получал указания от своего начальника?

Напомню, речь идёт о ВЗЯТКАХ. Судя по всему, об отлаженной системе.

 

 

Read more...Collapse )

Спасение утопающих...

 



30 марта Президент Медведев выступил в Магнитогорске с речью «10 шагов по улучшению инвестиционного климата».
http://blog.kremlin.ru/post/154

«Нам нужны технологии, нам нужны деньги в объёмах, соразмерных огромному потенциалу России. Нам нужно доверие и заинтересованность и отечественных, и иностранных инвесторов. Что мы сегодня наблюдаем? К сожалению, мы наблюдаем дефицит этого доверия, и об этом нужно говорить откровенно. Я уже давал оценку инвестиционному климату в нашей стране: он у нас очень плохой. Очень плохой. А в этом году условия для ведения бизнеса для многих относительно небольших компаний не улучшились, а скорее даже ухудшились по вполне понятным причинам, они известны: были повышенные обязательные страховые взносы, в большинстве регионов возросли платежи за электроэнергию, это наложилось и на рост цен на некоторые другие продукты экономики. Коррупция остаётся фактором, который влияет на общую экономическую ситуацию. Хватка коррупции не ослабевает, она держит за горло всю экономику. Результат очевиден: деньги бегут из нашей экономики».
Read more...Collapse )
Правдивые, трезвые и горькие слова.
 
Read more...Collapse )

Правительство РФ проявляет заботу: цены на топливо на внутреннем рынке снижаются, только купить его становится все труднее. Россия - одна из крупнейших нефтедобывающих стран, при этом в регионах сообщают о дефиците бензина на АЗС. Куда делся бензин? Это и многое другое Владимир Соловьев и Анна Шафран обсудили со слушателями "Вестей ФМ" в программе "Утро с Владимиром Соловьевым. Полный контакт".

Шафран: Доброе утро! С нами на связи Григорий Павлович Сергиенко, исполнительный директор Российской топливной ассоциации. Доброе утро!

Соловьев: Григорий Павлович, расскажите, что происходит? Почему вдруг возник "нефтяной голод" в нефтедобывающей стране?

Сергиенко: Потому что все субъекты этого рынка поставлены в такие экономические условия, когда на внутренний рынок поставлять невыгодно. Это вызвано административным вмешательством в ценообразование, в результате чего произошли перекосы.

Соловьев: Скажите, пожалуйста, если всем невыгодно, почему проблема возникла только у государственных компаний, а не возникла, например, у ТНК-ВР, не возникла у "ЛУКойла"?

Сергиенко: Проблемы у всех идентичные. И у "Газпром нефти" то же самое. Господин Дюков, руководитель "Газпром нефти", на прошлой неделе заявил, что если мы будем и дальше работать в такой же ситуации, дефицит появится. И он оказался прав.

Соловьев: Скажите, пожалуйста, разве у "Газпром нефти" какие-то проблемы с прибыльностью?

Сергиенко: В целом, я не думаю, что есть проблемы с прибыльностью, поскольку нефтяной бизнес диверсифицирован. Есть поставки на экспорт, есть нефтехимия, нефтепереработка и так далее. Поэтому розница в совокупном доходе их бизнеса составляет 2-3%.

Соловьев: О чем и речь. Тогда, может быть, господин Сергиенко, посмотрим по-другому. Может быть, посмотрим, что это попытка политического давления на ФАС, которая еще 15 апреля, до кризиса, начала третью волну исков именно к государственным компаниям – к "Роснефти" и к "Газпром нефти"? Может быть, мы с вами наблюдаем отнюдь не результат хитрого влияния Путина на то, что он сказал, что цены не должны повышаться, а попытка государственных компаний ослабить поводок?

Сергиенко: Нет, никакого заговора я здесь не вижу. Просто нефтяники сейчас поставлены в такие условия теми же административными мерами, что нет определенного пути, куда двигаться, как действовать. Розничные цены повышать нельзя, есть команда, и довлеет над этим ФАС, следит, чтобы цены не повышались.

В то же время, цены на сырье растут. Но что же это за бизнес, если цены на сырье растут, а на продукцию нельзя их повышать? А налоги при этом привязаны к ценам на сырье. То есть изъятие налоговое увеличивается, а компенсировать их нечем. Вот как в этой ситуации?

Соловьев: В этой ситуации достаточно просто: достаточно отказаться от непрофильных активов, например, от футбольных клубов, от безумных выплат бонусов своим руководителям. И отнестись к необходимости внутри страны удержать ценовую политику, как плату за ту нефть, которую в 1993 году "тырнули", изменив статью в Конституции.

Сергиенко: Если пойти по этому пути, значит ввести у нас госрегулирование.

Соловьев: А я считаю, что Вы сейчас как раз этим кризисом доведете до того, что менеджмент в государственных компаниях заменят и введут не просто госрегулирование, а введут Следственным комитетом проверку структуры расходов. Потому что, ну, кто не знает о том, как в дочерних компаниях, где велика доля участия менеджмента, "пилятся" деньги государственных нефтяных компаний?

Сергиенко: Я не буду судить за нефтяные компании, потому что я представляю не их интересы, а интересы тех 65% независимых субъектов рынка, то есть владельцев автозаправочных станций…

Соловьев: Которые не получили от государственных компаний нефти, и из-за этого начался кризис, потому что "отрезали" государственные компании независимые.

Слушать эфир на МОСКВА.ФМ


Владимир Соловьев.
Не думаю, что взрыв на площадке «Дома-2» имеет хоть какое-то отношение к попытке раскрутить проект. Это шоу более чем маргинально и работает на маргинальную аудиторию. И для этой аудитории оно не нуждается в пиаре.
Тут важно другое. Такие случаи показывают, что у нас любой человек может изготовить бомбу, пронести ее к достаточно хорошо охраняемым объектам и заложить. Непонятно только, зачем люди сами полезли обезвреживать эти мешки с взрывчаткой? В итоге двое пострадали. Хорошо, что в случае с обнаружением второй бомбы уже были вызваны взрывотехники.

Мне не хочется злорадствовать и говорить всяческие очевидности, вроде «вот какую любовь они построили», обращаясь к их небезызвестному слогану. Это было бы несправедливо. Вся эта история на самом деле лишь показывает, что в нашей стране много нездоровых людей. И вся система «предохранителей» и отсечек в обществе не работает.
Мы не выискиваем потенциальные опасности, не контролируем оборот взрывчатых веществ и не умеем вычислять бандитов с бомбой на подходе к объекту. А это значит, что не «Дому» - двойка, а правоохранительным органам – кол.

Владимир Соловьев

Latest Month

August 2011
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Jamison Wieser