January 17th, 2009

Особенности информационной войны

Только более-менее мы стали обходить последствия летней военной компании на Кавказе, только мир признал нашу правоту в защите осетинского народа, как новая напасть – разборки с братьями-славянами. И опять же приходится задействовать информационных тяжеловесов. Премьер едет беседовать с предпринимателями и руководством стран, потребляющих газ, президент тоже обращает на это внимание. Но, к сожалению, внятно и четко нашу позицию на Западе те люди, которым по должности надлежит представлять нашу позицию, пока не озвучивают. Вы меня спросите: «А кому надлежит это делать по должности?», и я вам отвечу: «Не имею ни малейшего представления». Но получилось довольно странно: если у великого Советского Союза был мощный агитационно-пропагандистский механизм, то у великой России такого механизма не оказалось, и искусство ведения информационных войн, к сожалению, сейчас выглядит как жалкое подобие того, что было когда-то. Это, конечно, печально, но неудивительно – не успели вырасти новые кадры, не используются современные технологии. Я думаю, что после уже второй такой сложной компании, третьей допускать нельзя. То есть надо быть готовым, надо использовать все возможности, как канала «Russia Today», так и, конечно, восточных информационных каналов.

При этом яркие спикеры у России есть – это и Дмитрий Рогозин, и, как показал опыт осетинского конфликта, Постоянный Представитель при ООН господин Чуркин, и господин Лавров. Ну и, конечно, наши традиционные спикеры – и Караганов, и Проханов, и Никонов. Но необходимо пробить возможность их выступления на западных каналах, чтобы они сделали это столь же ярко и убедительно, как наши недруги. Тогда образ России за рубежом будет может не столь однозначным, но хотя бы более понятным.

Хотя если говорить об образе, то меня удивила своим цинизмом фраза одного из уральских руководителей, который заявил, что мы не прекратим ни на секунду военную операцию, потому что если мы это сделаем, то в течение двенадцати секунд мир будет нам аплодировать, а военные цели достигнуты не будут. То есть наплевать на мнение мирового сообщества, будем делать то, что нам нужно. Конечно, можно и идти таким упертым путем, но, учитывая, что мы регулярно пытаемся заработать уважение международного сообщества и относимся к нему не так неуважительно, как многие другие, давайте использовать и информационные технологии, и методы информационной борьбы. Всем сразу станет чуть полегче, чуть прозрачнее, чуть получше.

Отдельную тревогу у меня вызывают выступления молодежи, недовольной политикой правительства в странах Восточной Европы и Прибалтики. Вот эта агрессия, которая зреет на фоне кризиса, она очень опасна. При этом природа ее понятна. Она связана с тем, что эта молодежь воспитана в семьях советского типа. Молодежь, которая привыкла говорить «Дай!», а не «Возьми!», которая ждет от государства отношения к себе, как дети в детском саду от нянечки – и по попе отшлепает, но и ложку манной каши в рот положит. И вот это абсолютно потребительское отношение проявляется в агрессивных всплесках, когда что-то идет не так. Как только кажется, что ложка манной каши куда-то делась – начинаются истеричные требования, потому что все эти бывшие братские страны не умеют и не могут цивилизованно проходить через кризис. И не хотят. Это крайне опасная тенденция и она показывает насколько глубоко во всех этих псевдодемократических народах засел совок.

Конечно, это не значит, что всюду, где происходят народные выступления, природа их такова. В Греции была другая, во Франции была другая. Но когда мы говорим о наших бывших республиках, там, к сожалению, диагноз неутешителен. То, что англичане называют cradle mentality. И вот с этой колыбельной ментальностью надо бороться, постепенно изживая из себя не только раба, но и совка, задавая каждый раз себе вопрос, который великолепно сформулировал Кеннеди, а задолго до него немного другими словами высказал Чаадаев. Звучит он у Кеннеди так: «Не спрашивай, что твоя страна может сделать для тебя, спроси себя, что ты можешь сделать для своей страны». Вот этот, если угодно, жертвенный подход, в данном случае необходим. Спроси себя что ты можешь сделать для окружающих и может быть благодаря твоим усилия жизнь станет чуть лучше. Но ясно, что если ты бросишь бутылку с «Коктейлем Молотова» в машину соседа, то никому хорошо от этого не будет.

Владимир Соловьев
www.VSOLOVIEV.ru
www.SOLOVIEV.tv