March 24th, 2009

Cочинский коктейль

Я вчера с ужасом узнал о произошедшем в городе Сочи на пресс-конференции Бориса Немцова. Больше всего меня возмутила реакция ряда людей, которым я позвонил и которые сказали: «А! Самопиар!» Я сказал: «А если голову себе бензопилой отпилят, тоже скажут - ради самопиара?». Сегодня в эфире «Серебряного дождя» я побеседовал на эту тему с самим Борисом Ефимычем:

Соловьев: Борис, расскажи, пожалуйста, что вчера произошло в Сочи. Вообще, что там происходит, почему такой накал страстей?
Немцов: В Сочи выборы, 26 апреля они должны состояться. За последний год в Сочи поменялось 4 мэра, причем все эти 4 мэра назначенцы Ткачева – такие засланные казачки из кубанских столиц. Два были из Армавира, один из Анапы, один тоже там из Краснодара. И, честно говоря, для сочинцев, которые себя ощущают жителями всероссийской здравницы (в Советском Союзе это была всесоюзная здравница), это все довольно унизительное дело. Сочинцы не хотят себя чувствовать станичниками, хотят себя чувствовать федеральным городом. Таковым, собственно, они себя чувствовали всю жизнь – и в Советском союзе, и в постсоветское время. А их хотят в станицу превратить. У Сочи отобрали бюджет, финансирование идет через казначейство города Краснодара. У Сочи отобрали все полномочия. Короче говоря, люди себя чувствуют униженными, и их сильно утомила вот эта деятельность Ткачева, губернатора Краснодарского края, который хочет сделать Сочи своей вотчиной. И, собственно, ко мне обратились, чтобы я принял участие в этих выборах. Честно говоря, я не ожидал…
Соловьев: То есть это была инициатива жителей Сочи?
Немцов: Это была инициатива жителей Сочи, которая, честно говоря, меня поразила, и для меня она была абсолютно неожиданной. Я в Сочи, конечно, родился и прожил там счастливое детство до 7 лет. Потом, конечно, ездил каждый год, возглавлял комиссию по Сочи, когда занимался строительством первой теплоэлектростанции сочинской, поскольку Сочи – энергодефицитный регион. Но сказать, что я мечтал стать мэром Сочи, было бы большой натяжкой.
Соловьев: Было бы смешно. Борис, скажи, пожалуйста, а что вчера произошло?
Немцов: Вчера у меня должна была быть пресс-конференция, посвященная Олимпиаде и моей позиции по Олимпиаде. Если коротко, то я за Олимпиаду, но по-человечески. То, что я здесь увидел (я уже здесь больше двух недель), меня потрясло. Масштаб откатов, масштаб бесхозяйственности, масштаб цинизма и насилия над народом, которого выгоняют из Имеретинской долины, где он, собственно, сотни лет жил, уничтожают старообрядческое кладбище – там хотят построить Центральную ледовую арену (этому кладбищу, кстати, тоже более ста лет). Уничтожают экологию в заповедниках Западный Кавказ. Превратили Сочи в такой транспортный коллапс, в городе, где отдыхать невозможно, жить невозможно. Вот это все меня, конечно, сильно поразило и, короче говоря, мое предложение сводится к тому, что Олимпиаду, конечно, надо провести (Сочи должен остаться столицей Олимпиады), но провести в Сочи исключительно горнолыжные соревнования: прыжки с трамплина, бобслей, а соревнования, связанные с хоккеем, фигурным катанием, лыжами – в других местах.
Соловьев: В других местах, да? Но давай, все-таки, от политической программы, потому что сочинцев здесь все равно нет, к тому, что с тобой случилось.
Немцов: Я сейчас объясню. Мне кажется, что именно с этой программой был связан инцидент. Вот в чем дело. То есть в том-то и дело, что хотели сорвать эту пресс-конференцию. Придумали они замечательный способ: просто мне плеснули в лицо нашатырным спиртом, разбавленным с «Колой», как потом выяснилось.
Соловьев: То есть, проведена экспертиза?
Немцов: Экспертиза была проведена немедленно, потому что запах нашатыря ни с чем перепутать невозможно. И более того: облили не только меня. В глаза попали мне – они целились, видимо, а там еще были журналисты из Интерфакса, из сочинских газет, которые рядом со мной стояли. На них тоже попало. И потом все это выветривалось довольно долго. Важная деталь: до инцидента перед входом в наш штаб стоял человек – трансвестит, который уже участвовал в провокациях в Москве против Ильи Яшина.
Соловьев: Да, я помню этот известный интернетовский ролик.
Немцов: Помнишь, как он пытался его поцеловать, Яшин его ударил. Вот этот человек там был, и его функция состояла в том, чтобы отвлечь внимание от этих негодяев, которые с нашатырным спиртом были. Ему, надо сказать, это удалось сделать, потому что он такой экзотической наружности был, и поэтому охрана моя – она на него отреагировала. По сути, остался один в этот момент, и они этим воспользовались. К счастью, у нас в штабе умывальник оказался близко. Я успел себя привести в порядок, так что пресс-конференция состоялась. Потом было интересно. Потом мы трижды звонили в милицию, милиция трижды делала вид, что она не слышит, о чем мы говорим, а потом приехала все-таки уже оперативная группа, когда я оттуда ушел. Случилось это где-то через полтора часа. Они сняли отпечатки пальцев с этих бутылок – те-то побросали бутылки, когда бежали, то есть бутылки валялись.
Соловьев: А сколько их было?
Немцов: Я не видел никого, если честно. Они всегда подло, исподтишка действуют.
Соловьев: На пресс-конференции было много народу?
Немцов: Они же на меня накинулись перед входом в штаб, а не внутри, поэтому журналисты там, собственно… Там был Первый канал немецкого телевидения, там были еще камеры сочинские или я уж не знаю какие. Еще была камера «Новой газеты» – у них там есть, видимо, для Интернета специальный ресурс. Они не успели выскочить, и поэтому засняли только трансвестита. Трансвестит есть, он уже есть в блоге у Яшина и на YouTube – его можно посмотреть. Конечно, он московский человек, он сюда прислан. Он связан то ли с «нашистами», то ли с «Молодой гвардией», в общем, с какой-то из кандидатских группировок.
Соловьев: Но они отказались от участия. Мало того, люди, с которыми я говорил, говорят: «Да ладно, прекратите, это Немцов сам себя раскручивает, к нему никто не ходит из избирателей. Пытается привлечь к себе внимание».
Немцов: Мне очень нравится. Владимир Владимирович вчера, находясь в Сочи, сказал, что ни в коем случае не надо голосовать за Немцова, если у меня рейтинг – ноль. Зачем великий отец нации призывает сочинцев этого не делать? Я теперь тебе скажу правду. Правда следующая: провели социологию. Социология такая: если выборы состоятся в воскресенье, я стану мэром. Точка. То есть причина истерики, которая началась у кремлевских – ровно в этом. То есть, они реально проигрывают выборы. Они полностью объявили блокаду, информация, например, о вчерашнем нападении на сочинских телеканалах просто не появилась – такой не было новости, так же как и не было этой новости в сочинских газетах. Есть прямая блокировка любой информации о моей деятельности. Тем не менее, Сочи – город маленький и он полнится слухами и молвой. Люди все друг друга знают, поэтому то, что они все закрыли, меня не сильно смущает. Вчера, например, я встречался с чеченской общиной – здесь 200 чеченских семей живет, сейчас еду на Имеретинскую долину в совхоз «Россия» встречаться с людьми, которых выгоняют из домов. То есть, меня они остановить не могут. Единственное – то, что люди запуганы. Даже мои родственники, которые здесь живут, боятся мне звонить. То есть, тут атмосфера страха и ужаса и, кроме того, Путин включился в предвыборную компанию против меня. Так что, когда эти негодяи из кремлевских организаций говорят, что это самопиар, они лишний раз подтверждают, что они негодяи. У меня просьба просто к Суркову. Я не знаю, послушает он или нет. А он может негодяев убрать из Сочи? Сочи – спокойный город, здесь живут приличные люди. Пусть эти люди выберут себе мэра и нормально живут и работают. У меня просьба – только это. Могу вам сказать, что когда мы сюда приехали 12 марта, и здесь было выдвижение (как раз инициативная группа меня выдвигала), здесь тоже были «нашисты» на входе, потом получили команду и ушли. Ну, в принципе это было правильно, потому что ну что привлекать внимание? У меня сейчас просто просьба: кремлевские, уберите этих подонков, очень прошу вас.
Соловьев: Борис, еще вопрос: ты себя чувствуешь как? То есть, твоему здоровью это не повредило, глаза как?
Немцов: Я себя чувствую нормально, глаза чуть-чуть красные, но в целом все нормально. Сегодня у меня полный рабочий день, буду в Адлере работать.
Соловьев: Скажи, пожалуйста, а в Сочи кто еще выдвигается? Есть ли какая-то реальная конкуренция? У народа какая-то позиция есть?
Немцов: В Сочи заявилось уже 14 человек. Но если всерьез говорить, то борьба идет между представителями власти. Скорее всего, это будет исполняющий Влад Пархомов, которого прислал в Сочи Ткачев из Анапы, и я. То есть борьба будет между властью и оппозицией, причем, такая абсолютно классическая. Но она будет без правил со стороны власти. Там тема такая: они все синхроны, внимание, вот на сочинском канале ФКТ, все синхроны отсылают Ткачеву, в администрацию Кубани, и пока он не поставит визу, они не могут их озвучить. Дальше было сказано, извини, на твоем любимом НТВ, что такого города, как Сочи, нет, и темы выборов в Сочи тоже нет. Ну, чтобы было понятно. Ужас наполняет их души, глаза, сердца, я не знаю, если они у них есть. Я не понимаю, чего они боятся, откровенно говоря, вот я реально не понимаю. Сочинцев они достали этими своими кубанцами, станичниками и так далее. Сочинцы хотят иметь нормального мэра с федеральной известностью.
Соловьев: А Луговой уже начал свою предвыборную кампанию, Лебедев, Волочкова, вот эти все люди?
Немцов: Значит, по поводу этих деятелей. Заявился Луговой, но, по-моему, ему запретили вообще отмечаться, потому что это позорище конечно. Человек находится в международном розыске, представьте себе на секундочку, что он стал мэром. Бойкот Олимпиады гарантирован. Теперь, что касается Саши Лебедева, он должен сегодня приехать в Сочи, по крайней мере, он мне так сказал. Мне нравится, что он хотел участвовать, нравится, потому что он федеральный человек, известный, грамотный, и я считаю, что проблемы с Сочи, проблема с Олимпиадой тем самым в связи с его участием, моим участием, они не будут исключительно сочинскими, они будут носить общероссийский характер. И как бы ни включали цензуру, все равно ничего не получится. Что касается Волочковой - это комедия. Волочкова, безусловно, балерина. Но к проблемам города, к серьезным проблемам города, конечно, эти люди, никакого отношения не имеют, что Луговой, что Волочкова… Я понимаю, зачем они это делают. Они хотят дискредитировать саму тему выборов, показать, что выборы – это клоунада. И поэтому всяких экзотических людей пытаются сюда запихнуть. Но знаете, повстречавшись с сочинцами, я могу сказать, что им не до смеха, реально не до смеха. Да, и выселяют, и отдыхающих мало, и дороговизна дикая, и насилие этих чиновников со всех сторон, и бизнес отнимают. Короче говоря, не нужны Волочкова, Луговой, потому что это в Москве клоунада, а там не очень веселая картина. Из Сочи, по крайней мере, это выглядит невесело, никто не улыбается при упоминании этих фамилий.
Соловьев: Спасибо большое, Борис, мы будем тебе звонить, если ты не возражаешь, узнавать, как у тебя обстоят дела.

Хотел бы отметить, что пресс-секретарь движения «Наши» Кристина Потупчик по поводу атаки на Бориса Немцова сказала «Коммерсанту», госпоже Марии Луизе Тирмастэ, что «мы этого не делали и не имеем к этому никакого отношения». Во время голосования в эфире «Серебряного дождя» слушатели присылали ответы на вопрос: «Верите ли вы Борису Немцову или не верите?». Пришло много сообщений, в том числе очень негативных в адрес Бориса Ефимовича, но были и позитивные. Многие вспоминали Борису Ефимовичу Украину, многие вспоминали ему «Волги», и конечно, уровень ненависти крайне высокий. Но вообще сообщения были такие печальные, вот просто, знаете, реально печальные.