May 14th, 2009

Попытка олигархического реванша

Некоторое время назад мы с Николаем Злобиным начали расследование. Тогда на чекистских сайтах, которые поддерживаются известными группами влияния в силовых структурах России, зачастую, кстати, выполняющих эти заказы на деньги сращенных с ними олигархических структур, появился со ссылкой на якобы американский источник список 20 самых коррумпированных журналистов, хотя дано было только 10. Интересно было, как эту тему пытались раскрутить. Ее подхватили как раз издания псевдодемократического толка, с радостью попытались перепечатать. Также некоторые комментаторы, Олег Панфилов, Евгения Альбац, стали говорить, что это известная организация, какие-то такие слова. В сегодняшней беседе Николай Злобин рассказал, чем закончилось это расследование.

Привожу распечатку нашей утренней беседы с Николаем

Соловьев: Николай, скажи, пожалуйста, ты этим углубленно занимался, чем все закончилось?

Злобин: Закончилось тем, что, конечно, мы пришли к однозначному выводу, что это фальшивка. Нет такой организации, а сделана очень непрофессиональная подгонка, привязка к якобы проведенному легитимной американской организацией опросу, которая этот опрос не проводила.

Соловьев: То есть, ты связался с этой американской организацией?

Злобин: Я связался с этой американской организацией, которая расположена в Калифорнии, они были шокированы такой новостью. Они никогда не слышали про это и такими проектами вообще не занимаются. «Russia Media Watch» организация называется. Они занимаются отслеживанием того, что пишет американская пресса о России, и пытаются повлиять позитивно на то, что пишется о России в Соединенных Штатах. Это организация, которая считает, что о России пишут необъективно. Но она никогда не занималась тем, что пишут в России, российской журналистикой, это не входит в ее функции. Поэтому они в ужасе увидели, что там, в конце этого опроса, стоит якобы их копирайт. Более того, на этом сайте стоит якобы их логотип, но в компании сказали, что это и не их логотип, у них такого логотипа нет. То есть, все сделано в расчете на то, что человек поверит и не будет проверять, хотя бы на один шаг назад, чтобы убедиться, что это фальшивка. Меня удивляет то, что некоторые уважаемые издания или известные журналисты, они не сделали этот шаг назад, и не проверили легитимность, хотя бы на одну ступеньку ниже - есть ли на самом деле эти люди. Вот мы не нашли этих людей, которые подписались, вообще такого человека нет, просто физически нет, это придуманная фамилия, и так далее. Даже эта организация, «Центр гражданских инициатив», который принадлежит «Russia Media Watch», они по нашей просьбе разместили опровержение у себя на сайте, что они не имеют никакого отношения к этому проекту и к этой организации.

Соловьев: Понимаешь, когда это перепечатывает российский сайт «Компромат», хотя известно, что он давно лежит под силовиками и четко выполняет их заказы, то возникает вопрос, кому это было надо? Меня удивило, что список, который там был приведен, это, во-первых, список журналистов, кроме ряда откровенных уголовников и не очень известных людей. Но когда говорится о телевизионной журналистике, либо о письменной, ну там, Хинштейн, Дейч, Пиманов, Пушков, Караулов, Пьяных, очевидно, называются те люди, которые, во-первых, всегда воевали за Путина и всегда воевали против олигархов. И вот здесь, учитывая, что меня в течение долгого времени пытается мочить милый мальчик Саша, известный олигарх, который как-то на одном дне рождения мне рассказывал о том, как он ненавидит Путина и как он обожает Касьянова, что, правда, теперь не мешает ему пытаться поближе подойти к правящей партии. Но вот возникает вопрос, не происходит ли сейчас попытка олигархического реванша. Когда пытаются дискредитировать журналистов, однозначно всегда воюющих против олигархов, возникает вопрос, кто тогда им платит? Ответ один - Белый дом, Путин. Потому что раньше был бы Кремль, Путин, сейчас Белый дом, Путин.

Злобин: Я думаю, что такая тенденция на самом деле прослеживается, потому что любые такого рода революции или контрреволюции, любые такого рода кампании начинаются, конечно, с дискредитации источников, дискредитации того, что в Америке называется «opening makers» - люди, которые формируют общественное мнение. И такое впечатление, что кто-то занимается целенаправленно дискредитацией вот этих «opening makers» с тем, чтобы к тому, что они говорили, относились все менее и менее доверительно. С тем, чтобы им не верили, и с тем, чтобы их информация не воспринималась как объективная. Это совершенно отчетливо видно вот по этому опросу, якобы проведенному. Кстати, что интересно, у меня такое впечатление, что это все рассчитано на небольшую, сугубо российскую, наверное, аудиторию, потому что, хотя и сайт был сделан по-английски, он был сделан настолько топорно, что ни одна американская или западная организация, насколько мне известно, даже и не заинтересовалась этим сайтом, этим результатом. Поверь мне, список такой был бы большой новостью. Здесь бы конференцию провели на эту тему, всю десятку бы пригласили.

Соловьев: Да, но меня интересует, собираются ли правоохранительные органы России предпринимать что-то. Потому что очевидно, что, например, здесь нет ни одного журналиста, которые хорошо были известны, как журналисты, получавшие деньги от структур «ЮКОСа», это тот самый список, который опубликовал Дейч. Здесь нет журналистов, точнее, гламурно-олигархических прокладок, которые долгие годы существуют на деньги, знаешь, таких «абрамовичей». Их здесь нет, понимаешь, здесь есть только пропутинские журналисты.

Злобин: Да, и причем журналисты, которые говорят и пишут активно о коррупции, которые в суде доказывали свою правоту, журналисты, которые борются с гламуризацией олигархов. Со стороны, кстати, очень заметно, как российские олигархи делают имидж таких плейбоев, таких гламурных, душа компании, пытаясь изобразить из себя высший класс России. Это выглядит немножко смешно, но, тем не менее, огромное количество журналистов в России, по-моему, помогают им в этом. И в этом списке оказались те журналисты, которые как раз против этого выступают.

Соловьев: Отсюда возникает вопрос, не происходит ли такой, знаешь, подготовочки. Потому что сейчас идет суд над Ходорковским, сейчас говорят, возбуждаются уголовные дела против ряда олигархов очень крупных, не происходит ли такая заранее подготовка общественного мнения к каким-нибудь осенним событиям. И за этими осенними событиями не стоит ли не только олигархическое лобби, но и давно находящееся с ними в базовом синтезе часть чиновничьего и силового крыла? Как ты думаешь, когда нам ждать вот этих олигархических всплесков, и насколько вообще известна в политологических кругах близость конкретных олигархов с конкретными чиновничьими структурами и силовыми прослойками?

Злобин: Что касается твоего первого вопроса, мне кажется, многое будет зависеть от конкретной экономической ситуации в России и в мире в целом. Потому что, ведь что нужно сейчас многим людям в России в ситуации, которая сложилась в экономике? Нужны деньги, нужен выход к деньгам. И огромные компании, корпорации, которые еще недавно процветали и были якобы одними из самых богатых в мире, самых сильных, их хозяева мерялись друг с другом размерами яхт и количеством футбольных команд, вдруг оказалось, что они, на самом деле, далеко не такие гламурные, и им потребовались элементарные деньги. А где деньги-то?

Соловьев: Выяснилось, что они бездарные управленцы.

Злобин: Бездарные управленцы. Да что об этом говорить, я из экономии времени даже свои эмоции поберегу по этому поводу, но деньги-то где? Деньги ведь в Белом доме сейчас, деньги как раз у премьер-министра Путина в значительной степени, у правительства. Поэтому, я думаю, давление на него и на правительство России будет усиливаться по мере того, как будет углубляться, если он будет углубляться, экономический кризис в стране. И вот отвечаю на твой первый вопрос: на мой взгляд, будет зависеть от того, какая ситуация сложится к сентябрю-октябрю этого года, особенно в больших компаниях, которым действительно потребуется много денег, и которые будут эти деньги просить, требовать или каким-то образом пытаться достать, вытащить из госбюджета через правительство.

Соловьев: То есть, правильно я понимаю, что олигархи сейчас будут пытаться каким-то образом убрать Путина, нивелировать, и найти методы возвращения, не физически, естественно, методы возвращения себя в политическую власть?

Злобин: Я думаю, что это один из вариантов. Если не убрать, то хотя бы ослабить, и получить доступ к политическим механизмам, позволяющим принимать финансовые решения.

Соловьев: Тогда им было бы еще важно поменять банкиров, то есть, в частности, убрать Грефа и прочих.

Злобин: Это было бы для них в идеале, конечно, да, безусловно. Поменять главу «Сбербанка» для них было бы идеально, потому что тогда бы можно забыть про средний и малый бизнес в России, деньги опять уйдут большим олигархическим компаниям, это был бы для них золотой сценарий.

Соловьев: Кстати, интересно, что сейчас выяснилось, что ряд грязных компаний против «Сбера» был заказан олигархами, которые боролись в этот момент за возможность либо изменения условий, либо получения кредитов в «Сбере».

Злобин: Я не удивляюсь. «Сбербанк» делает огромное дело, помогая в этих условиях. Можно, конечно, к нему тоже много претензий предъявить, но он дает и помогает малому бизнесу выживать и что-то делать. И, конечно, это большие деньги, которые у него хотели бы многие отнять. Безусловно, для этого нужна политическая воля, решения, другие политические механизмы, ослабление правительства, того же Путина, а в идеале, конечно, смена руководства «Сбербанка».

Соловьев: Спрашивают, кстати, адрес сайта, где опубликовано опровержение «утки» организации «Russia Media Watch».

Злобин: Это любой может в интернете найти. Организация называется «Центр гражданских инициатив». У них там много проектов, и один из линков ведет на проект «Russia Media Watch». Вот на этом проекте, по-моему, в начале мая, 4-5 мая, там хронологически расположены все материалы, там и опубликовано это опровержение.

Скачать/прослушать аудиотрек беседы на Трелях

Опустевшее небо

Я сегодня хочу странную историю рассказать. Давайте с вами попытаемся выяснить, знаете ли вы - в какой стране живёте… просто так, ради любопытства?

Но сначала – предыстория.
С 6 по 13 июня 2009 года в Турине (Италия), пройдут Третьи Всемирные авиационные игры. Ну, для авиационных видов спорта это – аналог Олимпиады. От России должны принимать участие два спортсмена – Светлана Капанина и Михаил Мамистов.

Я вам хочу напомнить, чтобы вы просто понимали, что это за люди. Михаил Мамистов - абсолютный чемпион России по высшему пилотажу на самолётах - 1994, 1996, 1997, 1998, 2005, абсолютный чемпион мира по высшему пилотажу на планере - 1995, 1997, абсолютный чемпион мира по высшему пилотажу на поршневых самолётах, абсолютный чемпион Европы по высшему пилотажу 2004, 2006, абсолютный чемпион по высшему пилотажу на планере, заслуженный мастер спорта, абсолютный чемпион Вторых Всемирных воздушных игр, обладатель кубка Эрика Миллера, кубка Егорова, кубка Штроссенройтера. Ничего так, да? Это – мужчина.

А вы знаете, кто такая Светлана Капанина? Милая дама. Действительно, очень красивая женщина. Никто в нашей стране не знает, кто такая Светлана Капанина. Зато у нас все знают, как очередной высокопоставленный чиновник разбился на очередном вертолёте. А чтобы было понятно, Светлана Капанина – человек… Ну, вот таких людей, как она, в мире меньше, чем обладателей золотой медали Олимпиады. Человек, который признан лучшим пилотом столетия, награждена именной медалью FAI. Не больше двенадцати человек в мире награждены так, как Светлана Капанина. Стив Фоссет, этот знаменитый путешественник, который на маленьком реактивном самолёте первым в мире пролетел вокруг земного шара, Бертран Пиккар, совершивший беспосадочный полёт на воздушном шаре, и Светлана Капанина. Это примерно как Нобелевский лауреат в этих вопросах. Но кроме всего прочего Светлана – абсолютная Чемпионка мира по высшему пилотажу 1996, 1998, 2001, 2003, 2005, 2007, лётчик – инструктор 1-го класса ОАО «ОКБ Сухого», член сборной команды России по высшему пилотажу, заслуженный мастер спорта России, заслуженный тренер России.
Награждена орденом «За заслуги перед Отечеством» 2-й и 3-й степени, орденом Почёта, медалью Героя СССР Покрышкина, ну, как я уже говорил, золотой именной медалью FAI имени Собихи Гокхен как единственная пятикратная абсолютная чемпионка мира по высшему пилотажу. А сейчас она – уже шестикратная чемпионка мира!

И как вы считаете, чем сейчас занимаются Светлана Капанина и многократный чемпион мира Михаил Мамистов перед чемпионатом в Турине? Как вы считаете, чем занимаются два абсолютно выдающихся спортсмена, люди, которые, бесспорно, являются золотым запасом нашего народа, золотым достоянием нашего народа? Вы даже не догадываетесь. Они не тренировками занимаются. Они сидят на земле и смотрят в небо.

Светлана Капанина, человек, который встречался с президентом Российской Федерации Дмитрием Анатольевичем Медведевым, и, говоря словами президента, «демонстрирует беспрецедентное желание и волю», обивает пороги кабинетов. Так вот, чтобы в голове уложилось… На данный момент самолётов в строю нет, но есть предварительная договорённость с частным владельцем об аренде подходящего «СУ-31». Но денег на аренду нет! Возможности тренироваться в России нет – у нас, видно, только губернаторы могут летать, и спортсмены пытаются подлётывать везде, где есть какая-то возможность, за собственные деньги. Бюджета ни на какие позиции не выделено, а необходимо, чтобы выступить, наличие исправного самолёта, перевозка самолёта, техобслуживание – то есть, оплата техникам на время соревнований – взнос участникам оргкомитета и хотя бы два-три дня тренировок на месте.
Если в течение одной или двух недель нам, нашей стране не удастся обеспечить аренду и перевозку самолёта, и всё-всё-всё прочее, членский взнос – то всё, наши спортсмены, которые являются однозначно претендентами на золото Турина, пропустят эти соревнования! По самой уважительной причине – нет денег! У России нет денег! У страны с великими чемпионскими традициями нет денег, чтобы оплатить участие двух великих спортсменов в этих соревнованиях! Это при том, что у нас президент постоянно говорит о необходимости развития и поддержки спорта.

При этом все, кто мог, как им казалось, пытались помогать. Говорили и с КБ Сухого и прочими – все говорят: «Да-да-да, но вот понимаешь, сейчас такая ситуация…». Нет денег! Сейчас только началось восстановление этой инфраструктуры РОСТО – это аналог бывшего ДОСААФа. И цели большие, правильные, и задачи, и планы – а денег нет! Как думаете, сколько денег надо? Всего лишь сорок тысяч евро! И вот вдумайтесь: великая страна. Чтобы сорок тысяч евро найти, надо пройти всех чиновников, надо написать всем письма, встретиться с руководителями… И всё равно денег нет! Если в течение этой недели денег не найдут – всё! Светлана Капанина не поедет на Чемпионат мира! А нам наплевать на всё это! Нет, мы с вами можем сейчас, конечно, взять и поднять эти деньги, но сама идея, когда спортсмены этим занимаются… При этом государство их любит: «Ну, что вы, в чём проблема, их все принимают, кому надо, у них же всё нормально, всё есть же, бла-бла-бла…». Но денег только не дают.

Можно, конечно, собраться и помочь спортсменам. Но это же не мы с вами должны собираться, это же государственные проблемы. У государства приоритеты должны быть или нет? Это вопрос, который не мы с вами должны решать, и не они должны ходить и просить денежек у олигархов или у друзей Соловьева, нет. Нет, это государство целенаправленно и один раз в жизни должно посмотреть и сказать: «Елкина мать, что происходит?» Я не знаю, кто должен это: министр обороны, министерство спорта, лично президент Медведев, поддерживающий спорт, премьер-министр Путин. Не знаю, кто. Но знаю, что вот это – позор для России. Вот просто позор. Может быть, конечно, вы со мной не согласны, извините.

Люди считали, что денег надо миллион, по 500 000 евро на одного пилота. Нет, все смешнее. 40 000 евро. Но их надо же не из нашего с вами кармана достать, в этом же проблема. Они же выступают не от имени Соловьева или слушателей «Серебряного дождя», нет: они представляют Россию. Это то же самое, что: «А давайте на Чемпионат мира по хоккею сейчас скинемся» и так далее. Ну, что это такое? Это же мания величия должна быть у Соловьева, который поддерживает заслуженных мастеров спорта, великих людей. Понимаете, ну, когда, условно говоря, журналист Соловьев покупает оптический прицел для ряда спецов наших спецслужб, - это тоже бред. То есть да, можно. Можно собой затыкать все дыры, но это бред, это позор для страны!
При этом, вы сколько читали о гибели разных чиновников в вертолетах во время незаконных охот? Все прочитали! А что вы знаете о Светлане? Ничего. Ну и на каких примерах воспитывать наше поколение? На гламурном дерьме, которое залило страницы всех газет-журналов? Когда бездарные корпоративные ведущие сейчас стали ведущими телевизионных программ? И также аденоидно вздыхая, бездарно себя проявляют на государственных каналах, отпуская не только тупые шуточки, но шуточки, над которыми могут смеяться только долгое время обслуживаемые ими олигархи? И вот они считаются героями у нас? Героями считаются выпускники «Фабрики звезд»? ЮморЫсты и прочие, а не вот эти люди, которые столько золота завоевали для нашей страны.

Знаете, как говорил мой приятель, отец Михаил Ардов, когда ругался на рок-музыку. Я ему говорю: «Что ты на рок-музыку ругаешься? Поп еще хуже», он говорит: «Знаете, Владимир, я в сортах дерьма не разбираюсь».

Так вот, я могу сказать так, что Михаил Мамистов должен быть известен стране больше, чем Дима Билан. А Светлана Капанина уж точно является достоянием России, в отличие от Анастасии Приходько. И 42 миллиона на «Евровидение» необходимы, согласен. А 40 000 евро на участие в чемпионате государство найти не смогло. 40000 евро! Вот так вот. Зато награды у всех там – сколько хочешь. Но они же не герои. Вот если бы они в «Камеди Клаб» выступали… Или с какими-нибудь олигархами по тусовкам бы шлялись, или работали бы частными извозчиками для этих самых олигархов – до Куршевеля и обратно со всей гламурной гопотой псевдо-журналисткой… Вот тогда было бы здорово! Но у нас же как – у нас же общество гламурных подонков, которые любят на достойных людей вешать ярлыки. Видно, для того чтобы самим отмыть всю мразь и подлость со своих душ. А не получается, не получается… Воняют. Им каждому надо кусок мыла выдать. В рот. Чтобы помыли свои грязные пасти. А Михаила Мамистова так и не знают. И Светлану Капанину не знают. Им не выгодно знать. И не покажут их по телевизору. Случайно, может, на каком радио расскажут. Великая страна.

Далее привожу нашу беседу со Светланой. Кстати, у нее двое детей и вообще – человек является истинным патриотом. Вот как она говорит, например: «Сколько на Запад не переманивали – не поддаюсь. Как только представляю, что взойду в очередной раз на пьедестал, и заиграют совершенно другой гимн, то как-то нехорошо становится». Я ее хорошо понимаю.

Соловьев: Здравствуйте, Светлана, я Вас тут страшно хвалю на радио «Серебряный дождь». Это Владимир Соловьев.
Капанина Светлана: Здравствуйте, Владимир. Спасибо большое, мне очень приятно слышать.
Соловьев: Светлана, у Вас голос совершенно такой, как и фотография, как и все прочее, такой милый, скромный, интеллигентный. Никогда не подумаешь, что самый-самый титулованный летчик за всю историю спортивной авиации.
Капанина Светлана: Спасибо.
Соловьев: Светлана, что вам сейчас мешает выступить на этом уникальном спортивном соревновании?
Капанина Светлана: Вы знаете, мешает несколько фактов. Первое. Во-первых, в России у нас не осталось спортивных самолетов. И второе – нет финансирования. Сейчас мы нашли. Выступать от России приглашены всего два человека: я и Михаил Мамистов. И мы сейчас у частников арендуем самолет, то есть нам ребята идут навстречу: они дают свой самолет. Мы ищем бензин и таким образом тренируемся за свои деньги. Кто-то просто помогает. Просто из карманов достают по 100 долларов и скидываются на бочку. Вот. Но ситуация такая, что можно бы было взять вот этот частный самолет и выступить на Всемирных воздушных играх – это, в принципе, аналог Олимпийским играм, но нет денег. Не хватает малость, как говорится, – 36000 евро, чтобы отправить самолет, застраховать его.
Соловьев: Но при этом самолет все равно и не государственный, и не ваш, а частный?
Капанина Светлана: Частный самолет, да. У нас на сегодняшний день нет самолетов, они все устарели, и им нужно продлевать ресурс, а на это тоже нет средств.
Соловьев: Если я правильно понимаю, тогда, когда вы будете стоять на пьедестале, должен звучать гимн, получается, не государства… Спонсора, что ли?
Капанина Светлана: К сожалению, и спонсора тоже нет. Мы хотели обратиться к нашему государству, чтобы оно нам помогло найти спонсора, раз само не может финансировать авиационный вид спорта. Вы знаете, честно говоря, очень грустно, что сейчас вся страна готовится к Евровидению, а авиация у нас забыта и очень сильно. Несмотря на то, что президент сейчас очень много обращает внимания на авиацию, но начали обращать на большую авиацию, а ведь все начинается с малой авиации, со спортивной авиации, нельзя об этом забывать. И какие у нас будут испытатели, какие у нас будут военные, если они не знают, что такое пилотаж.
Соловьев: Справедливо. Светлана, объясните, вы ведь встречались с президентом Медведевым, вроде так хорошие отношения сложились?
Капанина Светлана: Вы знаете, да, встречалась и надеюсь, что все-таки сдвинется с мертвой точки, у нас поменялось руководство в РОСТО, но так как, все-таки, только поменялось и еще сложно сказать, что можно требовать, что можно просить у них. А что касается спортивной авиации, пока сдвигов таких серьезных нет, потому что я просила, чтобы был центр высшего авиационного мастерства, куда вошли бы авиационные виды спорта, четыре основных – это самолетный, планерный, парашютный и вертолетный. Но в этом плане пока сдвигов никаких нет.
Соловьев: Я не могу понять одного, кому подчиняется РОСТО, то есть они к кому относятся, к какому-то министерству, где они?
Капанина Светлана: Вы знаете, в принципе РОСТО была общественная структура, но сейчас прошел съезд, буквально 27 числа, и она была признана общественно-государственной и переорганизована в общественно-государственную. Ну, я так понимаю, что будет поддержка как раз Минобороны.
Соловьев: Тогда вы долго будете ждать поддержки.
Капанина Светлана: Все дело в том, что поддержка будет, это хорошо, но это будет хорошо для клубов, которые в провинции. А что касается сборной, мы все-таки спортсмены, и я считаю, что должен быть центр авиационного мастерства независимый уже от всяких структур, и он должен именно поддерживаться и финансироваться как от Минспорта, так и от Минобороны, потому что это все-таки прикладной вид спорта.
Соловьев: А вы летаете на каких самолетах?
Капанина Светлана: Мы летаем на наших спортивных СУ-26, СУ-31.
Соловьев: Правильно, но Сухой-то Погосян возглавляет?
Капанина Светлана: Да.
Соловьев: А с ним говорили?
Капанина Светлана: Вы знаете, фирма Сухого поддерживает нашу команду уже много лет, они выделили деньги на Чемпионат Мира и они не в состоянии тянуть полностью на 100% команду, это очень дорогой все-таки вид спорта, и должна быть еще поддержка с какой-то стороны.
Соловьев: Я просто никак не могу понять, с кем надо говорить. Если это спорт, то это Мутко, если это Министерство обороны, то без лишнего венского стула там не зайти и говорить не с кем. То есть, непонятно, куда. К Сергею Борисовичу Иванову, который отвечает за это направление в Правительстве? Хоть фамилию назовите, с кем говорить?
Капанина Светлана: Я считаю, что нужно разговаривать с Мутко в первую очередь, и с Министерством обороны – во вторую. Все-таки, как бы там ни было, мы – спорт. И что интересно, что под Мутко, под Росспортом сейчас находится национальный аэроклуб, а в национальном аэроклубе всю жизнь, до перестройки как раз находились все сборные команды России. РОСТО как раз готовила только молодежь, а национальный аэроклуб занимался тем, что содержал сборные команды России. И я считаю, что на сегодняшний день самый реальный, самый хороший выход, это если бы Мутко, через Мутко шло финансирование, через национальный аэроклуб. У них есть свой аэродром, парочку бы еще добавили аэродромов, высвобождающихся с Министерства обороны, ну, естественно, закупка авиатехники. И я считаю, что все можно было бы сделать, как раз вот этот центр при национальном аэроклубе.
Соловьев: Светлана, скажите, пожалуйста, а молодые пилоты вообще остались, молодые ребята приходят или им даже при желании некуда идти?
Капанина Светлана: Да, вот вы знаете очень грустно, при желании некуда идти. На меня сваливается столько писем, куда пойти, где начать обучение, сейчас это все очень дорого. А вы знаете, что у молодежи денег нет, если родители им не подкинут, это очень дорогой вид спорта.
Соловьев: Да, поэтому у нас в основном летают либо губернаторы, либо телевизионные звезды.
Капанина Светлана: Да.
Соловьев: Но никак не спортсмены.
Капанина Светлана: Да, и поэтому у нас, уже начиная со следующего года, начнутся большие проблемы, у нас они уже начались, у нас уже нет женской сборной, представляете, на всю страну всего две женщины.
Соловьев: Странно вообще, я слушаю, у меня в голове не укладывается.
Капанина Светлана: Раньше было по три состава, как минимум три состава, это по пять человек состав.
Соловьев: Но как я понимаю, именно из авиации пришли в космос Светлана Савицкая опять же, дочь маршала авиации, дважды Героя СССР. Я просто удивляюсь, потому что я имею некоторое отношение семейное к авиации, я помню, как это было 20 лет назад, 30 лет назад, а сейчас пустое небо.
Капанина Светлана: Да. Вы знаете, такое впечатление, что у нас вообще на самом деле очень бедная страна, нет ни нефти, ни «Лукойла», есть только футбол, хоккей и Евровидение, все.
Соловьев: Печально, ужасно, Светлана, не знаю даже, чем помочь, очень много людей присылают смс-ки с просьбой дать ваш телефон, чтобы связаться с вами лично и оказать какую-то помощь. Если вы разрешите, то мы каким-то образом это все соберем и тогда вам передадим. Но просто, понимаете, найти 35 тыс. евро, это не большая проблема. Просто позор, когда это делает не страна, а частные спонсоры. А никто из олигархов не выходил, не говорил, не знаю, тот же Александр Лебедев, который якобы все время рассуждает об авиации?
Капанина Светлана: Вы знаете, никто не выходил. Мне здесь посоветовали, хоть и смехом, обратиться к Абрамовичу, может, хоть он поднимет авиацию.
Соловьев: Ну, если вы будете летать с футбольным мячиком или с цветами «Челси» на самолете?
Капанина Светлана: Вы знаете, я не против, сейчас можно камеру поставить, мячик в кабину засуну.
Соловьев: Да, я понимаю. И Хиддинка куда-нибудь еще прикрепить.
Капанина Светлана: У нас можно в принципе рекламу повесить на самолет, мы не против.
Соловьев: Ну да, мне просто казалось, что когда выступает сборная России, то реклама России, а выясняется, что…
Капанина Светлана: Да. Самое грустное еще то, что самолет, на котором мы сейчас летаем, он частный, нам дают его, любезно предоставляют, ну за свой бензин, правда, и этот самолет тоже пытаются продать. То есть единственный самолет в России, его сейчас опять продадут за границу.
Соловьев: А неужели СУ не может для вас сделать, фирма Сухого для вас не может сделать личный самолет?
Капанина Светлана: Для меня личный самолет не могут сделать, хотя уже как-то разговоры об этом были, но на сегодняшний день вообще у нас немножко утеряны документы все по производству, и чтобы восстановить производство, нужны деньги и на это нужно опять бюджетное финансирование.
Соловьев: Ну да, я уже забываю, мы же не о Евровидении, конечно. Спасибо вам большое, Светлана, извините, что в такой стране с вами веселой живем, когда все любят, но выглядит эта любовь как-то очень странно.

А потом состоялась еще одна интересная беседа, тоже с человеком, имеющим непосредственное отношение к авиации.

Виктор: Доброе утро, Владимир, Анна, меня зовут Виктор, я из Рязанского клуба РОСТО. Проблема вообще во всей этой ситуации, по-моему мнению, очень лежит глубоко. Светлана Капанина сама сказала, что в женской сборной всего два человека и то, потому что негде брать вообще. Вот на примере нашего клуба, мы нашли людей, которые восстановили наш клуб, технику, тот же самолет спортивный ЯК-52 для подготовки спортсменов. И все становится в тупик. И государство с одной стороны не дает заниматься этим, и с другой стороны само же финансирование. Если вы в курсе, то уже в течение 5 месяцев спортивная авиация не летает у нас в стране. Введен запрет Министерством обороны, в связи с перерегистрацией техники. С января месяца мы не летали, не готовились, пока президентом не был первый выход произведен.
Соловьев: То есть, нужен президент Медведев, чтобы лично разрешить Капаниной летать, готовится к соревнованиям?
Виктор: Ну, практически это выглядело так. То есть, он ей пообещал, потом пошла цепочка бумаг, которая дошла по Министерству обороны, по линии ВВС, РОСТО и, наконец, вышло разрешение для сборной готовиться к соревнованиям, а все остальная авиация - от Владивостока, от Камчатки до Калининграда - никто не летает, за исключением двух, трех клубов. А всего в России 115 авиационных спортивных клубов. И с января месяца у нас все самолеты стоят на земле.
Соловьев: То есть, можно говорить о планомерном уничтожении не только спортивной авиации, но по сути престижа профессии авиаторов, то есть людей, которые любят небо, зачищают на корню
Виктор: Да, понимаете, как ситуация складывается. Есть же определенные правила по подготовке летчиков. Вот представляете, летчики летали, летали, летали, потом остановили, и пять месяцев нет полетов. Вопрос, авиация РОСТО сейчас не финансируется вообще, то есть на хозяйственную деятельность, на хозрасчете находится. То есть, сколько там клуб заработал, эти деньги он может потратить на себя, на развитие.
Соловьев: А как он может заработать денег, если ему нельзя летать?
Виктор: А если ему нельзя летать, тем более. Вот сейчас говорят, что до конца месяца может быть дадут разрешение. А теперь вопрос стоит, за чьи средства, и за какие деньги будут вводиться в строй? Ведь мы не можем летать не по закону, по-партизански, мы должны будем вводить в строй уже летчиков действующих, которые с длительным перерывом в полетах. Это очень большие деньги. Я для примера скажу, про парашютистов во всех клубах, я не беру коммерческие клубы, большие, такие как в Коломне, а обычные рядовые региональные клубы, где с АН-2 парашютистов бросают. Так вот, расход топлива на самолете АН-2 - 206 литров бензина в час. Летчику, чтобы лететь, надо минимум 4-6 часов пролететь. Где взять эти деньги, чтобы даже одного летчика ввести? Мы уже даже не говорим про спортивную авиацию и пилотажников у нас.
Соловьев: А от кого зависит решение этого вопроса, есть хоть кто-то, кто этим занимается?
Виктор: В настоящий момент достаточно всего лишь визы министра обороны, который напишет: «Разрешаю полеты». Но там есть определенные процедуры.
Соловьев: То есть, надо опять зайти к Медведеву, чтобы он поговорил с министром обороны?
Виктор: Медведев про эту тему знает. У нас в Рязани был совет, здесь был министр обороны и Дмитрий Анатольевич был, вся эта тема обсуждалась, развитие допризывной подготовки, авиационных видов спорта, и после этого началось движение для того, чтобы запрет на полеты был снят, но до сих пор это не снято. А каждый день, то есть техника авиационная, она далеко не новая в клубах, она очень старая, ремонт ее уже идет по годам. То есть сейчас вот представляете, пять месяцев он стоял, это не значит, что он не работал. То есть, когда придет дата очередного продления, да, например, от года до года, от первого марта до первого марта, самолет надо будет вести в ремонт. То есть сейчас за полгода практически, самолет потерял свой ресурс. А где брать деньги опять же? Сейчас ремонт самолета ЯК-18 и ЯК-52 будет стоит примерно 2-2,5 млн. рублей, где их брать?
Соловьев: Если я правильно понимаю, сталинских соколов удалось уничтожить на корню, то есть, то, что не удалось сделать всем международным разведкам мира, удалось сделать сейчас.
Виктор: Так и есть, приходят детишки 14, 15, 16 лет в клуб, пытаются заниматься, в самолете сидят, пробуют, я даже не могу их не просто научить, мы даже один полет не можем с ними сделать, чтобы они хоть посмотрели, что такое самолет.

Такова суровая реальность. Российская реальность. Наши спортсмены, устанавливая свои рекорды, дважды чемпионы – в спорте и в борьбе с невозможным. Это вызывает гордость за них и стыд за порочно-слепую систему. Неправильно это.

Кстати, уже во время утреннего эфира и беседы со Светланой Капаниной, в мою студию пошел вал телефонных звонков с предложениями помощи. Позже мы передали этим людям контакты Светланы. И к вечеру этого дня есть определенные результаты. Во-первых, коллеги из «Комсомолки» и с НТВ решили сделать репортажи. Значит, еще больше людей узнают об этой проблеме. И шансы достучаться до тех, кто должен принимать решения в этой ситуации, увеличатся. Во-вторых, к Светлане с предложением профинансировать часть расходов обратились ее коллеги из ЛУКойл-АВИА. Согласитесь, это уже шаг вперед, обнадеживающий шаг.
И все же я надеюсь, что к Светлане обратятся государственные люди, которые сделают ей предложение о полноценной, системной, постоянной поддержке российских спортивных пилотов. Чтобы победы наших авиаторов были только спортивными, а не преодолением безденежья и хаоса.

В.Соловьев - Эфир о Светлане Капаниной 32:55 




Владимир Соловьев
www.VSOLOVIEV.ru

Дебаты

Встречаясь с коммунистами в Кремле, Медведев решил поддержать их идею о необходимости участвовать всем в политических дебатах. Хотя, и Владимир Путин, и Дмитрий Медведев, как и члены партии «Единая Россия» в такого рода политических дебатах до этого не принимали участия.
Интересно, что же теперь будет? На каждом канале появится маленькая передача « К Барьеру!»? Дадут людям возможность голосовать? Каждая партия выберет своих спикеров, и они начнут биться за лучших в мире учителей риторики и начнут говорить-говорить-говорить?
Ну, если так действительно произойдет, можно будет только порадоваться – политика вновь станет публичной. Посмотрим, к чему это приведет. Хотя, боюсь, что в таком случае вырастут шансы у таких интуитивных политиков и блестящих характеров, как Владимир Вольфович Жириновский. Потому что наш народ по-прежнему любит ушами, а голосует сердцем. Ни в первом, ни во втором случае мозг не участвует. Но, как тенденция, вполне любопытно.