July 24th, 2009

Клоака

Вот за что я люблю реальную жизнь, так это за то, что деньги способны внести поправки в даже очень жесткие высказывания и очень грозные заявления. Нет, конечно, деньги не всегда нужны. Иногда достаточно президенту поднять бровь и моментально члены Федерального собрания возвращаются на рабочие места, чтобы тут же осознать свою неправоту в отклонении от законов, понять всю мудрость, исходящую из Кремля и сказать: «А, простите, бога ради! Что же это мы, действительно! Даже как-то неловко». Кажется, что исходя из этого уже можно прекратить кокетничать членам Федерального собрания и, если инициатива поступает непосредственно из самой заоблачной выси, не мучиться обсуждениями, а тут же штамповать решения. Нет, можно, конечно, сначала и помучиться, но потом придется вернуться из отпуска и тут же проштамповать.

Но деньги здесь никакой роли не играют.
А вот случай, который недавно произошел на одном московском рынке (нет, не на Черкизовском, а в Люблино) очень характерный. Напоминает фильм с Беном Аффлеком, когда звонит он в домик, открывает ему пожилая супружеская пара, и Бен Аффлек им говорит:
- Вы знаете, я в этом доме вырос, хочу вспомнить как это было в детстве. Можно я проведу вместе с вами Рождество?
Они говорят:
- Да что вы себе позволяете?! Да я вам сейчас в ухо заеду!
- Я бы хотел заплатить за это двести тысяч долларов.
- Здравствуй, сынок!


Примерно такая же ситуация произошла в Люблино. Когда там появились китайские торговцы, они были встречены людьми, снимавшими павильоны, в штыки. Но когда вместо шестидесяти тысяч, которые платят люди сейчас, китайцы стали платить триста пятьдесят тысяч рублей в месяц и за пол года вперед, люди сказали: «Здравствуйте, гордые сыны Поднебесья! Работайте!». Интересно что уже и мэр Москвы говорит, что каждый закрытый рынок, каждая закрытая лавка – это удар, оказывается, по легкой промышленности России. Забавно при этом, что что-то ничего произведенного легкой промышленностью России на этих рынках никто не замечал. Не могу представить себе китайских красавцев, занимающихся торговлей изделиями города Иванова. Но суть не в этом. Суть в том, что очень видно большие деньги вовлечены в этот бизнес. Я все понимаю – рыночные отношения (даже не собираюсь спорить), понимаю, что выдавили китайцев с Черкизовского, теперь они разбредутся по всей Москве, понимаю, что на самом деле система работы Черкизовского рынка не отличалась от системы работы любого рынка столицы и понимаю, что эту клоаку никто и не собирается разгребать…

Только один маленький вопрос: вот люди вывозят свой товар – это какой? Тот самый, который контрабандный, который показывали по всем телевизионным каналам и говорили: «Какой ужас! Какой ужас!»? Именно поэтому они им торгуют по таким бесконечно низким ценам? То есть – уже можно заниматься контрабандой? Скажите, пожалуйста, а то некоторые наивные граждане никак не поймут, где точно закон действует.

Знаете, ощущение, что в нашей стране Кодекс читают, как в известной интермедии Владимира Винокура. Здесь играем, здесь не играем, здесь пятно – мы рыбу заворачивали. Ощущение, что столько в последнее время рыб позаворачивали, что уже и неясно, где читать.

Владимир Соловьев
www.VSOLOVIEV.ru
------------------------
Радио Серебряный Дождь 100.1 FM в Москве и в сети Интернет на www.SILVER.ru c 7.00 до 11.00 по московскому времени (Вт, Ср, Чт.)
------------------------
DVD Творческие Вечера в МХАТ им. Горького в Интернет-магазине фирмы МЕЛОДИЯ.