October 30th, 2009

Героизация зла

Голос жертв едва слышен. Да и сама фраза какая-то странная. Разве убитые могут кричать? Они уходили из жизни и после них если и оставалось потомство, то в сталинское время им доставалось так, что многие завидовали погибшим... А кто и вовсе отказывался от их памяти.

До сих пор в нашей стране не устоялись оценки той исторической эпохи. Политики с радостью ввязываются в дискуссии, патриотические настроения и гордость за свершения доминируют в обществе, да и все меньше тех, которые пытаются обратить внимание на кровавые пятна на сюртуке Генералиссимуса.

Ветераны сливаются в единый строй и их коллективный подвиг требует защиты от "мерзких лап западных переписчиков истории и примкнувших к ним подрабинеков". Праведный гнев захлестывает и вот уже хочется доказать им всем! да как они смеют! да что они такое несут!

Массовое сознание уже давно вознесло Сталина на пьедестал. Жертвы оправдывают целесообразностью и жаждут новых в глуповатой убежденности, что в расстрельных списках окажутся соседи и начальники, а не они с членами своих семей.

Защитники павших регулярно оказываются в центре судебных конфликтов, да и люди они какие-то странные, все им неймется, все куда-то лезут. Одно слово - правозащитники - да еще и из общества Мемориал, да-да того самого: ах им наша страна не нравится, ах, они все успокоиться не могут, ату их, ату!

На всех каналах Сталин и его эпоха - мудрый и, как свидетельствуют опросы, по-прежнему всенародно любимый вождь - та самая сильная рука, которую ждут миллионы.

Почитаешь да посмотришь, так это он уже жертва клеветников от истории. Да и ушел из жизни Солженицын - последний титан анти-сталинист, уже при жизни забытый и упакованный в бронзу для улучшения молчания и отдаления от читателя.

Даже бывшие братские республики тюкают за голодомор и общие страдания Россию, не упоминаю личную роль Кобы и его партии. А мы, праведно возмущаясь, перегибаем палку в обратную сторону.

Страна у нас жестокая, да еще теперь и судиться научилась - и понеслись иски один за другим - внук Сталина к Новой газете, "Наши" к западным газетам, кремлевские правозащитники к общественнопалатным (то есть к кремлевским другой башни). Рано или поздно нарыв прорвется, да и голос павших ведь почти не слышен. Так, еле-еле, отголоски.

И обратился Президент Медведев, но в видео-блоге, а не по ТВ - аудитория не сравнима, и значение сказанного сразу принижается. И слова сказал правильные, но тихо-тихо - не остановят они мутного вала, к сожалению.

цитата

Президент напомнил, что на протяжении двадцати предвоенных лет уничтожались целые слои и сословия российского народа. "Было практически ликвидировано казачество. "Раскулачено" и обескровлено крестьянство. Политическим преследованиям подверглись и интеллигенция, и рабочие, и военные. Подверглись преследованиям представители абсолютно всех религиозных конфессий. "Волгой народного горя" называл Александр Солженицын бесконечный "поток" репрессированных в то время. 30 октября - это День памяти о миллионах искалеченных судеб", - добавил президент.

Однако, по словам Д.Медведева, до сих пор можно слышать, что эти многочисленные жертвы были оправданы некими высшими государственными целями. "Я убежден, что никакое развитие страны, никакие ее успехи, амбиции не могут достигаться ценой человеческого горя и потерь. Ничто не может ставиться выше ценности человеческой жизни. И репрессиям нет оправдания".

"Мы много внимания уделяем борьбе с фальсификацией нашей истории. И почему-то зачастую считаем, что речь идет только о недопустимости пересмотра результатов Великой Отечественной войны. Но не менее важно не допустить под видом восстановления исторической справедливости оправдания тех, кто уничтожал свой народ", - сказал он.


Страшно, что при опросе ВЦИОМ, результаты которого были опубликованы на этой неделе, выяснилось, что почти половина граждан не знают о том, кем были политические репрессированные. И это не удивительно. Ведь по меткому выражению Глеба Павловского - "СССР это наша античность". Вот и результат - мифологемы правят.

Тихий голос жертв становится слышен, когда у Соловецкого камня правозащитники из общества Мемориал зачитывают список расстрелянных в 30-е годы москвичей по адресам, где они жили...
и кровь холодеет...

http://mos.memo.ru

Читаешь и становится жутко и стыдно, за всех нас. За ор и коллективное забвение, за то, что чужая кровь как вода.

Нельзя забывать, нельзя, и минута молчания в стране нужна, чтобы помнили и каялись за грехи отцов наших и дедов, гордились подвигами и стыдились преступлений, любили и вымаливали прощения им в Царствие небесном.

Забвение страшно, забвение приводит к повторению. Не хочу, чтобы наши внуки прочли фамилии своих дедов в новых списках.

Гордиться подвигами, но не забывать о невинно убиенных.

Милиция на грани нервного срыва

Вчера меня не включили в члены общественного совета при МВД. Понимаю. Я слишком много себе позволял критических замечаний. Да и опала. Зачем лишние проблемы? Да и последние месяцы меня уже и не звали на заседания. Я ведь выступал крайне жестко. Без уважения к чинам и званиям, считая, что надо говорить о проблемах, а не свои проблемки решать.

Забавно, что как продолжение темы отношения МВД и прессы прозвучали такие слова:

Цитата:

Распространенная в четверг рядом СМИ информация о «подавлении митинга пенсионеров» сотрудниками спецподразделений в рамках учений в Подмосковье является передергиванием и издевательством над сотрудниками органов внутренних дел, заявил сегодня глава МВД России Рашид Нургалиев на правительственном часе в Совете Федерации.

«Стыдно же, коллеги! Сколько же можно издеваться, сколько можно передергивать? Я за объективность: есть проблемы — решаем, есть вопросы — коллегиально рассмотрим… Но нельзя так — просто дезавуировать народ», — сказал Нургалиев.


Удивительно. Вот оказывается кто над кем издевается.

Мы их нервируем и они срываются? Может из-за журналистов и сорвался майор Евсюков? Должно быть именно мы первопричина всех милицейских бед.

Печально, ведь Рашид Гумарович достойный человек. Но отсутствие достоверной информации приводит к обидам и резким высказываниям. Журналисты не друзья и не враги. Мы - цепные псы демократии. Наши слова - отражение людских проблем и обид. И мы не коллеги власти. У каждого своя работа.

А если ошиблись, назовите кто. Выслушать надо обе стороны. Ошиблись - извинятся.